Бут 100-300 в Ногинске



Шведская автомобильная компания Volvo теперь принадлежит китайскому автоконцерну Geely. Соглашение о покупке известного автомобильного бренда у американского гиганта Ford было подписано в воскресенье. Сумма сделки бут 100-300 в Ногинске почти два миллиарда долларов.

Для шведов это вряд ли станет ударом по национальной гордости, ведь Volvo продается не первый раз. В 1999 году предприятие вошло в корпорацию Ford, причем американцам оно обошлось в 3,5 раза дороже, чем китайцам, — в 6,5 миллиардов долларов. Нам надо было найти нового владельца, который может развивать бизнес и в то же время особо заботиться об уникальных особенностях шведского бренда. И который также ответственно относится к сотрудникам компании и обществу, в котором мы работаем. О планах продать Volvo говорили еще в 2008 году, только вот покупателя не было.

Переговоры продолжались почти два года, в итоге китайцы пообещали максимально сохранить шведский облик автокомпании. Компанией Volvo будет управлять менеджмент Volvo. Предприятию предоставят независимость в стратегической перспективе. Оно будет работать по своему собственному бизнес-плану.

Мы твердо намерены сохранить идентичность бренда и рассматриваем Volvo в качестве шведского предприятия, с крепкими скандинавскими традициями», — заверяет Ли Шуфу, председатель компании Geely. Руководителям не придется собирать чемоданы — штаб-квартира остается в Гётеборге. На первый взгляд, по результатам сделки, у Volvo не убавится, а прибавится. Заводы в Швеции и Бельгии продолжат собирать автомобили, но к ним присоединится производство на китайской территории.

Планы компании Geely мало сказать амбициозные, они просто грандиозные. И это только марка Volvo — общее производство концерна будет исчисляться миллионами. Мы ставим цель достичь производства двух миллионов автомобилей в год к 2015 году. Наиболее сильны наши позиции в России и Украине. Приобретение известного бренда поднимает престиж китайского автопрома. Volvo откроет производителям из Поднебесной более дорогой сегмент европейского рынка, свою сеть сбыта. Китайцам даже удалось уговорить профсоюз, сначала он был категорически против сделки.